Как создавалась ProZorro | УКРАЇНСЬКИЙ ДОНБАС

Как создавалась ProZorro

Еще один важный и мотивирующий текст из коллекции расшифровок интервью на  Idealist.media. Как ни крути, а реформа госзакупок с ярким названием ProZorro на сегодняшний день – чуть ли не единственная успешная системная реформа. И я пригласила в нашу студию главу профильного департамента Минэкономразвития – создателя и идеолога системы электронных закупок, Александра Стародубцева.

Что такое ProZorro? Государство Украина покупает много, покупают госкомпании, госучреждения, а с определенных порогов это нужно делать с помощью тендерной процедуры, которая регулируется законом. Политика в этой сфере законодательства управляется министерством экономики, конкретно, Департаментом регулирования госзакупок, который я возглавляю.

Проблема в том, что у нас госзакупки всегда были символом системной коррупции в стране. Эти деньги так же потом идут на финансирование политических партий, подкупы силовиков и так далее. Все то, что разрушает основы демократии, гражданское общество и то, ради чего мы стояли на Майдане.

Системная реформа в госзакупках очень нужна. Там две основные проблемы: непрозрачность и сложность участия. В текущей бумажной процедуре, кроме того, что нужно собрать большой файл документов, куда-то отправить его по почте, иногда из него, в процессе пересылки, что-то теряется, там еще нужно подать много справок, доказать, что я достоин того, чтобы торговать со своей страной. У нас за двадцать лет, походу смены чиновницких и политических элит, это регулирование просто наслаивается, и сейчас оно дошло до какого-то невообразимого размера. Нужно доказать, что ты не банкрот, что у тебя руководитель не уголовник, нет задолженности перед бюджетом, что ты не коррупционер и так далее. Соответственно, бизнес не может нормально поучаствовать, а гражданское общество не может проверить, что же в итоге произошло в закупках.

Два логичных решения этих проблем – это сделать некую систему, которая бы позволяла всем все увидеть, а бизнесу было бы просто поучаствовать. Очень логичным решением могла бы стать электронная система, потому что в электронном виде удобней и прозрачней работать. Кое-что мы придумали, но много чего просто брали из международного опыта, который тщательно изучали в процессе подготовки. Например, грузинский принцип «все видят все», когда по результатам тендера можно посмотреть, кто победил, кто участвовал, почему выбрали именно этого, кто что предлагал, как они торговались, как запрашивали друг у друга документы, задавали вопросы, отвечали на них. Все публично. Это и для гражданского общества упрощает процесс проверок, и самих участников системы стимулирует к тому, чтобы в процессе вести себя более осознанно. Мы понимаем, что это электронная система и все, что произошло, останется в ней навсегда. Если в бумажной системе какой-то файл может сгореть, утонуть, потеряться, то здесь это не пройдет, ведь есть хорошое дублированиее, резервирование, одна точка контроля. Эта информация сохраниться там навсегда. В итоге, осознав, что за проблемы есть в системе государственных закупок, мы предложили электронную систему, которая будет направлена на упрощение доступа и повышение прозрачности.

Во время Майдана, я участвовал в хорошей инициативе под называнием Открытый университет Майдана, где так же активно участвовала Юля Тычкивская, которая работала вместе с Павлом Шереметом в КСЕ. И когда Павел Шеремет был назначен министром экономики, она вместе с ним пришла в пацанарную службу. И если помните ту ситуацию после Майдана, народ был очень правильно взбудоражен, к сожалению, это немного прошло. Народ постоянно встречался в кафешках, вокруг Майдана, была такая эйфория, ощущение того, что Януковича выгнали, мы сами хозяева своей свободной страны, но мы понимаем, что ответственность за страну тоже лежит на нас. Наша задача участвовать в этих реформах. Павел тогда попросил помочь, кто чем может. Я, не имея до этого опыта работы в государстве вообще, не понимая, что такое госзакупки, сказал: «Хорошо, госзакупки так госзакупки. Будем разбираться, что это такое». Ведь я больше менеджер и моя задача каким-то образом разобраться в чем-то и попробовать привлечь к этому людей. Там была целая итерация с концептами, потому что мы начали изучать международный опыт, смотреть, какие проблемы есть в Украине. Как раз украинская система закупок больше была сконцентрирована не на вопросе упрощения доступа и антикоррупции, а на профессионализации. Мы начали учить заказчиков, давать им дополнительные материалы, потому что в госзакупках очень много неэффективности – это именно неэффективность, а не предательство. Просто они не очень хорошо понимают, как описать предмет закупки, запланировать, правильно провести процедуру. В госзакупках много проблем. Но мы, проанализировав набор этих проблем, международный опыт, решили, что будем заниматься электронной системой. Это решит проблемы простоты доступа, прозрачности и поможет собрать всю статистику в одном месте, что, с точки зрения бизнес-логики абсолютно нормально. Я не могу работать с рынком, когда не понимаю его в цифрах. Вот сколько в Украине госзакупок? По данным портала госзакупок – одно количество, а по данным Госстата – другое. Ответ на этот вопрос никто не знает. Собрать все на одной площадке, посчитать и в удобном виде представить эту статистику – это понятная задача и первый шаг для того, чтобы дальше решать все эти вопросы.

Дальше было несколько концептов, потому что мы вначале написали свой, даже представили его президенту. Потом познакомились с грузинской командой. Давид Маргания, один из авторов грузинской реформы, со своим другом просто приехал в Киев, посмотреть на Майдан. Мы случайно встретились, послушали про грузинскую систему, выбросили тот концепт, который написали до этого, и начали писать закон. Активно включилась Ксения Ляпина, она была главой профильного Комитета по экономической политике. Это был август 2014 года, и тогда случилось два события. Объявили перевыборы в Раду, и Шеремет ушел в отставку. Наша реформа, которая базировалась на двух китах Павла Шеремета и Ксении Ляпиной, профильном народном депутате, которая все это толкала со стороны законодательной инициативы, развалилась. Но хорошо, что мы небыли внутри государственной машины и очень гибко могли под эту ситуацию подстроиться. Так как мы тогда поняли, что реформа эта – незаконна. Ведь закон может быть составной частью реформы, но реформа – это концепт того, что вы хотите поменять и как обеспечить перемены. Мы поняли тогда, что на законе свет клином не сошелся. Спасибо Диме Шимкиву, который, на одном из массовых «круглых» столов, сказал: «Ребята, а чего вы вообще напрягаетесь с этим законом? В Украине есть 15 торговых площадок, которые обеспечивают этот сервис. Я сейчас администрацию президента ввожу на любую и обеспечиваю закупки». Ведь действительно! Зачем мы ходим и пытаемся поменять закон, ведь можно пропилотировать это все в допороговых торгах. Таким образом, мы взяли грузинский концепт и доработали его с точки зрения украинских реалий. В том плане, что в Украине уже было много айти готовых на тот момент площадок, которые обеспечивали этот сервис для больших корпоративных компаний: ДИТЕК, СКМ, «Рошена», «Росавы» и других. Мы собрали все эти площадки. Понятно, что они – конкуренты и долго договаривались, ругались, особенно, когда стало понятно, что нужно создать центральную базу данных и площадки будут лишь фронт-офисами. Площадки дали первые деньги и начали программировать.

12 февраля прошлого года мы вышли в пилотный режим с минимальным жизнеспособным продуктом, который не обеспечивал весь цикл процедуры, на допороговых торгах. У нас было около трех первых заказчиков, десяти первых поставщиков и какая-то объявленная закупка на бумагу. Уже после этого Макса назначили заместителем министра, а он позвал меня директором профильного департамента госзакупок. Национальная рада реформ приняла решение, что необходимо как можно большему количеству компаний поучаствовать в ProZorro, а не десять, как мы планировали. Мы оказались к этому совершенно не готовы, подстраивали все на ходу, дорабатывали систему, потом поняли, что нужно начинать учить людей пользоваться всем этим.

У нас выстроилось три глобальных направления работы. Направление номер один – это вся законодательная инициатива, нам нужно было принять два закона. Направление номер два – это айти разработка, нам нужно было доработать весь необходимый софт. Направление номер три – это обучение заказчиков и поставщиков, как всем этим пользоваться. И вот по трем направлениям результаты у нас вполне хорошие. Система почти разработана, мы уже на стадии тестирования. По направлению обучения мы провели около семидесяти региональных семинаров по всей Украине, пока были везде, кроме Крыма. Там мы рассказывали поставщикам, какие новые перспективы возникают у них, а заказчикам советовали не бояться. Все будет хорошо, ведь вы еще просто пока не понимаете все преимуществ этой системы.

Недавно прошли определенный рубеж: 12 миллиардов гривен торгов в системе, 700 миллионов экономии, около 3 тысячи заказчиков в системе. В общем, хорошие показатели и я доволен.

Электронная система готова, но это все впустую, если в нее не придет бизнес. Поэтому мы и ездим по всем регионам, поэтому пошли путем привлечения коммерческих площадок. Мы верим, что должна быть конкуренция за клиента и именно она – двигатель прогресса и главный источник развития сервиса. В связи с этим мы позвали многие компании, которые на сегодня являются площадками и уже предоставляют подобный сервис в корпоративном сегменте, у них есть готовые базы поставщиков. А они просто всем своим поставщикам включают госзакупки. Плюс, мы понимаем, что площадки – это бизнесмены, а не люди от власти, и они скорее уговорят своих клиентов прийти в госзакупки. В наш пилотный проект бизнес уже пришел, но теперь нужно, чтобы, когда это расширится на всю страну, бизнес пришел и туда тоже. Также необходимо, чтобы заказчики не игнорировали требования системы, не нарушали их, потому что наша реформа неплохая, но она не может быть одна единственная в пустыне.

Должны подключаться все остальные реформы. Если заказчик будет ничего не выполнять просто потому, что он ничего не боится, то мы через ProZorro не спасем всю страну. Нужно чтобы контролирующие органы выполняли свою работу, в случае чего, наказывали, чтобы от них нельзя было откупиться, и тогда все будет хорошо.

ИСТОЧНИК

ТАКОЖ ПОЧИТАЙТЕ ІНШІ НАДЗВИЧАЙНО ЦІКАВІ МАТЕРІАЛИ

В Колумбии заработал секс-курорт в формате “все включено”

Блогеры становляться опаснее ИГИла и Гитлера

Почему мужчины не хотят встречаться с полными женщинами

Как снять головную боль за несколько минут?

Выбран самый красивый мужчина в мире

Самые безжалостные дети-убийцы в истории

85-летняя модель: “Больше еды я люблю только секс!”

Назван самый сексуальный холостяк земли

Ученые приблизились к победе над смертельной болезнью

Девушку заставили похудеть почти на 100 килограмм

Крупнейший секс-скандал в истории США

Как заработать на “лайках” в Instagram

18-летняя модель продала свою невинность на аукционе за 2,3 миллиона евро

“Это так ужасно”, – принц Чарльз о браке с принцессой Дианой

Как заработать миллион, весьма необычные способы

Росіянин змінив стать заради дружини-лесбіянки

Человек-синтол остался без «рук-базук»

Иранка сделала 50 пластических операций, чтобы выглядеть, как Анджелина Джоли но что-то пошло не так

Непрекращающаяся эрекция захватила ирландскую деревушку

Китайский школьник похвастался трупом обезглавленной им матери перед друзьями

Ревнивая жена жестоко наказала любовницу мужа, напихав ей между ног жгучий перец

Никто не идеален: знаменитости, имеющие изъяны тела (ФОТО)

Мужчина изнасиловал, а затем и убил свою 3-недельную дочь

прокоментуйте матеріал on "Как создавалась ProZorro"

коментувати

Your email address will not be published.


*